Аскар АКАЕВ, Президент Кыргызской Республики

 НОВОЕ ПОНИМАНИЕ ЕВРАЗИЙСТВА

(беседа с членом редколлегии журнала “Современная Европа” Ю.И. Суровцевым)

Уважаемый господин Президент, Вы широко известны у нас в России как видный политический руководитель одной из древнейших азиатских стран, переживающей время коренного обновления, как последовательный приверженец расширения и укрепления глубоких органических связей между Азией и Европой, развития всестороннего сотрудничества европейских и азиатских стран, их взаимовлияния. Вспоминаются Ваши слова, сказанные почти десять лет назад в Хельсинки на совещании ОБСЕ: “Европа и Азия все более превращаются в единое целое, каждая часть которого влияет сама и испытывает влияние другой... Европа, которая ставит свободу во главу угла, – такая Европа не может не вызывать воодушевления не только у самих европейцев, но и у нас, в Кыргызстане”.

Как выглядит, на Ваш взгляд, проблема евразийства теперь, когда человечество вступило в ХХI век?

Прежде всего я хочу поздравить российских ученых-обществоведов, российскую читательскую аудиторию с появлением журнала “Современная Европа”, а его редакцию с первой годовщиной этого интересного и полезного издания.

Мне особенно приятно, что журнал не ограничивается только избранным в заголовке направлением, но и проявляет интерес к осмыслению происходящих процессов в более широком формате и сегодня обратил свое внимание на Кыргызстан как частицу евразийского континента.

Что же касается моих слов, произнесенных в Хельсинки восемь лет назад, то я готов снова повторить их и сегодня. Европа и Азия – это не только разные географические понятия, но и взаимодополняющие элементы единого мирового многообразия, в котором “евразийству” принадлежит по праву уникальная роль. При этом культура малых и больших народов равноценна и неповторима в своей самобытности, в многоцветии красок.

Соприкосновение европейской и азиатской цивилизаций, взаимообогащение и взаимопроникновение культур и религиозно-философских начал способствуют единению человечества во имя мира и прогресса. На мой взгляд, эта положительная тенденция начинает прослеживаться и в других частях света. Пространство Евразии становится более осознанным, гуманным и терпимым, его различные уголки все явственнее ощущают свою планетарную значимость и самоценность. Ярким примером этому может послужить празднование тысячелетнего юбилея великого кыргызского эпоса “Манас” в международном масштабе и широкий резонанс от открытия миром своеобразного культурного пласта, вобравшего в себя историческое наследие и культурно-моральные ценности древних кочевников, которые, между прочим, весьма успешно внедряли некоторые элементы государственного правления, присущие современной демократии.

Многим ли известно, что в конце XIX века кыргызы путем своеобразного плебисцита выбрали в руководители своего государства мудрую женщину Курманджан, которая была не только ханшей, но и получила высший в нашей стране воинский ти- тул – датка?

– Опередив, таким образом, политическую практику некоторых европейских стран, где лишь с недавних пор и в редких случаях женщины стали назначаться министрами обороны?

Если хотите, да, опередив. Кстати, именно в восточных странах появились, по-моему, первые премьеры и президенты-женщины… Восток, Азию не надо отождествлять с одной лишь “азиатчиной”, о которой не раз писали русские марксисты (применительно и к России тоже).

Но ясно и другое: именно Западная Европа и “европеизированные” Соединенные Штаты Америки первыми достигли того уровня демократичности, когда она широко и многослойно распространилась в общественно-политической жизни, а демократические правовые принципы и нормы стали охватывать, “пронизывать” все общество. Этот европейский, и по генезису, и по современным проявлениям, опыт нам нужно грамотно, без умаления своих собственных гуманистических традиций, сочетая с опытом своего демократизма и коллективизма, применять в своей жизни.

Европа, о которой мы с Вами говорим, – это для меня демократический опыт, ценность прав человека и гражданина, это современная цивилизованность в политике, экономике, науке и технике, культуре, та цивилизованность, которая, я убежден, будет доминировать в мире в наступившем ХХI столетии. Ориентация на демократическую Европу, на гуманистические западные ценности, действительно, является неотъемлемой частью нашей нынешней стратегии развития. Но это никоим образом не противоречит и не затмевает нашу приоритетную ориентацию на демократическую Россию, от которой мы получаем ответный отклик и поддержку.

К моему глубокому удовлетворению, в минувшем году кыргызско-российские отношения получили новое измерение и звучание. По приглашению Президента РФ В.В. Путина состоялся мой официальный визит в Российскую Федерацию, венцом которого стало крупнейшее событие для нас – принятие фундаментального документа – Декларации о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве. Этот судьбоносный документ, воплотивший в себе волю наших братских народов, вывел двусторонние взаимоотношения в формат стратегического союзничества.

Наше партнерство и дружба, скажу больше, наше братство во всех областях межгосударственных отношений идет по нарастающей. Сторонами найдена, по существу, уникальная формула разрешения проблем в весьма деликатной сфере гражданства, которая послужила важным прецедентом успешного их урегулирования во взаимоотношениях государств в рамках ЕврАзЭС. Имею в виду Договор о правовом статусе граждан двух стран, постоянно проживающих на территории друг друга, и Соглашение об упрощенном порядке приобретения гражданства для постоянного проживания.

Кроме того, сегодня успешно работает и дает свои первые результаты совместная реализация Программы об экономическом сотрудничестве на 10 лет, которая, я уверен, будет способствовать системному наращиванию и торгово-экономической составляющей сотрудничества с Россией, нашим ведущим торговым партнером.

Теперь с нетерпением ожидаем официального визита Президента Российской Федерации В.В. Путина в Кыргызстан, который, по моему убеждению, закрепит имеющиеся позитивные тенденции и создаст огромный потенциал в гуманитарном сотрудничестве.

Хотел бы особо подчеркнуть, что альтернативы России нет. Наши отношения проистекают из глубины веков, у нас общие экономические корни, высокая степень культурной интегрированности – это является краеугольной основой продвижения Кыргызстана вместе с великой Россией в новом столетии. И в этом заключается завет наших предков.

Возвращаюсь к Вашему вопросу. Мне кажется важным сказать и о том, что для интеллигенции Востока Россия – тоже Европа. Так было в истории досоветской, так было и в советский период. Россия всегда являлась Европой. Да, своеобразной, конечно, не какой-то абстрактной, а собственной, со своей великой самобытной культурой, но Европой, была своеобразным мостом общения западной и восточной культур, что имело историческое значение. Через Россию Европа узнавала Азию, а Азия – Европу.

И достигалось все это во многом благодаря великому русскому языку. Когда мы недавно законодательно закрепили за русским языком в Кыргызской Республике статус официального, мы тем самым продемонстрировали не только уважение к русским вообще и в частности к русскоговорящему населению нашей многонациональной республики, но и заботу о будущем нашего Кыргызстана в ХХI веке. Ведь и с точки зрения интересов кыргызоговорящего большинства населения, овладевать русским языком необходимо, если мы хотим, чтобы наша Родина вошла в русло современной цивилизованности. Надо изучать английский язык, другие западноевропейские языки, но и значение русского языка для молодых поколений велико! И будет расти, я в этом убежден!

– То есть и в этой области, как вообще в сфере международного общения, ориентация нынешнего Кыргызстана многовекторна и установка “или – или” не Ваш принцип…

Именно так. Россия и Запад для нас не противоположные понятия, как я уже сказал, ни географически, ни культурно, ни экономически. И само евразийство предстает как мощный процесс взаимодействия и взаимодополнения, включающий в себя демократические традиции и завоевания. Он будет наполняться новым демократическим содержанием по мере развития связей между европейскими и азиатскими странами.

В некоторых средствах массовой информации высказываются иногда опасения, что, мол, западные кредиты отталкивают Кыргызстан от России, что “западничество” такого рода нашей республике “не подходит”.

– Да, такие мотивы можно встретить и в нашей, московской прессе.

Экс-республики СССР после его распада столкнулись с новыми вызовами, проблемами самоидентификации и выживания. Уход от прежней единой системы народного хозяйствования разрушил наши экономические устои. Тогда все страны в СНГ, в том числе и Россия, вынуждены были обратиться за иностранными кредитами, не правда ли? Полученные кредиты были даны на льготных, выгодных для нас условиях. Были вполне приемлемы по длительным срокам выплаты и, подчеркну особо, никогда не были связаны с какими-либо внешнеполитическими условиями.

Повторюсь, никаких политических условий наши партнеры не выдвигали, тем более антироссийской направленности. Мы бы и не стали их рассматривать, разумеется.

Вы правы: в политике, в том числе внешнеэкономической, мы не руководствуемся принципом “или – или”. Недавние, очень большого и перспективного значения договоренности пяти государств – России, Казахстана, Белоруссии, Кыргызстана, Таджикистана – о создании ЕвроАзиатского экономического сообщества (ЕврАзЭС), в котором Российская Федерация, ее экономический потенциал будут играть ведущую роль ядра, тоже ведь не препятствует ни Кыргызстану, ни любому другому члену ЕврАзЭС проявить экономические инициативы и по иным направлениям. Многовекторность интересов и практических шагов по их реализации естественна. Возьмите наши внешнеторговые связи. По данным на первую половину минувшего года Кыргызстан поддерживал торговые связи с 79 государствами и ближнего и дальнего зарубежья, и с западными, и с восточными, и с южными. Общий баланс таков: импорт превышает наш экспорт. Но положительное сальдо мы уже имеем с Германией и со Швейцарией. Пассивное – тоже разновекторно: с США, например, но и с Казахстаном. Разнообразие торговых связей, я думаю, будет у нас увеличиваться.

Вернусь к вопросу о кредитах… В 90-е годы, на первом этапе нашего самостоятельного государственного бытия без финансовой поддержки крупных международных организаций и богатых стран Запада, без экономического евразийства социально-экономическое реформирование Кыргызстана, скажу категорически, не состоялось бы, переход к рыночной экономике оказался бы невозможным. В своей книге “Переходная экономика глазами физика” я показал это достаточно подробно.

– Правильно ли я, как читатель Вашей книги, понимаю, что на втором этапе развития Вашей страны, который запрограммирован разработанной в республике Комплексной основой развития на 2001–2010 годы (КОР), особый упор будет сделан на строительство социального государства?

– Как часть нашей программы КОР – это, безусловно, так. Второй этап нашего движения вперед, к современной цивилизованности, – это не просто количественное наращивание достижений (и сложностей, противоречий!) первого… Для нас очень актуальна, можно сказать, неотложна задача преодоления бедности – особенно в сельских районах республики, – унаследованной от советских времен; ностальгирующие по ним – это люди с короткой памятью, а политики и политологи, зовущие вернуться к прежней системе, – обманщики. Они забывают, как трудно и бедно жило множество людей при “сильной руке”, когда “был порядок”. Но надо говорить и о бедности, приобретенной на первом этапе выхода страны из системы советской государственности.

Активизация роли государства в преодолении бедности необходима. Это и адресная помощь, и реорганизация, модернизация, нередко реанимация предприятий бывшей общесоюзной значимости – тут мы надеемся на помощь и содействие России. Нужны многообразные меры. Но важно не “разбрасываться” по разным ведомственным областям, а действовать сосредоточенно, всегда имея в виду основную цель, наш стратегический курс. Как было сказано в моем предвыборном обращении к народу, “для Кыргызстана человеческий капитал является главным ресурсом. Поэтому устойчивое человеческое развитие должно быть нашей главной целью в ХХI веке”.

Кстати, нелишне будет напомнить, что КОР как пилотный проект Всемирного банка поддержан МВФ и другими международными финансовыми организациями. Стоит, я думаю, привести некоторые конкретные примеры. В течение последних пяти лет в Кыргызстане создана и действует Система социальной защиты. Помог ее создать Всемирный банк. Он же и правительство Швейцарии финансируют микрокредитование по поддержке частных инициатив в сельской местности. Развитию местных коммерческих банков способствовали кредитные линии, которые открыл во второй половине 90-х годов и в 2000 году Европейский банк реконструкции и развития. В развитии системы образования активно действуют и Всемирный банк, и Азиатский банк развития. Небольшим сберегательно-кредитным группам (СКГ), инициирующим мелкое предпринимательство, помогает специальный американский фонд – FINCA… Этот перечень можно продолжить. Все это – живая ткань евразийского экономического сотрудничества.

– В последнее время среди публицистов и политологов можно встретить рассуждения о том, в какой мере провозглашенное и создаваемое на практике ЕвроАзиатское экономическое сообщество созвучно выдвигаемым в прошлом идеям “евразийства” как противовеса “европеизму”.

– Наше ЕврАзЭС, как я понимаю, с “евразийством”, о котором Вы напомнили, ничего общего не имеет. Это – не “евразийство” в духе идей русской эмиграции 20-х годов, а современное объединение, которое воодушевлено стремлением пяти суверенных государств сделать экономическое сотрудничество более взаимовыгодным, чем раньше, в рамках Таможенного союза и СНГ в целом.

А каковы политические аспекты ЕврАзЭС? Вот известная наша газета “Известия” писала, что якобы государства-партнеры по ЕврАзЭС “фактически добровольно передают в рамках договора часть своего суверенитета”, что это объединение “еще не Евросоюз, но уже и не СНГ”.

– Уважаемая газета, по-моему, комментирует данное событие и неточно, и поспешно. Если мы договорились о взаимовыгодных экономических действиях на пути общего движения к режиму свободной торговли между странами–партнерами, о разработке согласованных позиций всего ЕврАзЭС с ВТО и другими международными экономическими организациями о постепенном создании общего энергетического рынка, системы таможенных взаимоплатежей и т. д., – это ведь не передача кому-то суверенитета, не умаление его, а новое доказательство суверенности тех, кто решил развивать дальше и эффективней добровольное сотрудничество. От него выиграет каждая суверенная страна.

Конечно, опыт Евросоюза, его интеграционного развития, происходившего достаточно долго, мы учитывали. Но ЕврАзЭС – не подобие ЕС, сделать его вторым ЕС на евроазиатском пространстве мы и не предполагаем. А уж тем более ЕврАзЭС не расшатывает и не умаляет СНГ. Еще раз скажу: не надо мыслить по методологии противопоставления: СНГ или ЕврАзЭС, ЕврАзЭС или ГУУАМ – это все дилеммы, на мой взгляд, придуманные. А если на них настаивать, то и опасные. Ни создание Евроазиатского экономического сообщества (экономического!), ни разработка Соглашения шести государств о формировании системы коллективной безопасности (системы военного сотрудничества), которое обусловлено, как Вы знаете, усилением угрозы агрессии со стороны международного терроризма в нашем регионе, – ни то ни другое не препятствует и не будет препятствовать Кыргызской Республике выполнять и развивать:

Я осведомлен о том, что в России встречаются и такие “евразийцы”, которые настаивают не только на возрождении некоего “евразийского неоимперского соблазна”, но вообще полагают обязательным геополитическое противоборство неких “держав моря” (США – их ядро) и “держав суши” (Россия в центре). Тут разрывается на части и Евразия, и сама Европа. Беспочвенная, по-моему, и опасная конструкция, идущая наперекор тенденциям, которые развиваются в современном мире, – тенденциям глобального сближения бесконечно разнообразного мирового сообщества. Пути глобальной общности – информационные, технологические, экономические – это то, что необходимо устойчивому человеческому развитию в ХХI столетии. Мир становится глобально единым. И на пороге ХХI века это все более проявляется, хотя не всем нравится.

В этой связи хотел бы привлечь особое внимание к разработанной у нас в Кыргызстане доктрине Великого шелкового пути. Ретроспективный анализ этого Пути показывает, что в древности он сыграл свою эксклюзивную прогрессивную роль, соединив торгово-экономическими, культурно-гуманитарными, а также политико-дипло-матическими узами Восток с Западом и, в известной степени, Север с Югом.

На протяжении веков длился интенсивный, разноуровневый и поливекторный процесс межцивилизационной коммуникации. Я полагаю, что на рубеже тысячелетий вопрос возрождения или ренессанса Великого шелкового пути весьма назрел и уже находит широкую международную поддержку и горячий отклик. Практическим воплощением этой идеи становится развитие телекоммуникационной системы, связавшей Кыргызстан с Россией, Белоруссией, Германией, Великобританией, а по восточному и южным направлениям – с Китаем, Японией, Индией. Эта система будет расширяться и обретать растущую мощность… Мы хотим превратить наш бишкекский аэропорт “Манас” в один из узловых транспортных пунктов на маршруте Европа – Юго-Восточная Азия…

Мы строим при помощи Азиатского банка развития и Японии высокогорную автотрассу Бишкек – Ош; она станет главной транспортной артерией страны и будет иметь продолжение – выходы за рубежи Кыргызстана. Дорога эта важна со всех точек зрения, в том числе и с позиций нашей безопасности и общерегиональной борьбы против бандитских вылазок террористов с юга: бездорожье высокогорья объективно помогает их преступной деятельности.

Кыргызстан исторически был одним из важнейших “отрезков” на Великом шелковом пути от Китая до Европы. И мы полны решимости возродить многостороннее значение нашего “отрезка” – экономическое, культурное, обеспечивающее геополитическую стабильность. При этом сердцевиной служит Ферганская долина, где сегодня проживает примерно половина всего населения Кыргызстана и около трети населения сопредельных с нами Узбекистана и Таджикистана.

Вы знаете, что существует международный проект ТРАСЕКА, по которому будет создан транспортный коридор между Европой и Азией через Закавказье. В этом проекте мы тоже активно участвуем. Это определенная составная часть широкой дипломатии доктрины Великого шелкового пути – так мы понимаем это дело. Думаю, что и страны, объединившие свои экономические интересы и усилия в ЕврАзЭС, не должны остаться равнодушными к проекту ТРАСЕКА.

А как Вы относитесь в этой связи к великой Транссибирской магистрали России? Не станет ли она конкурентом трассе Шелкового пути?

– Вы задали очень интересный вопрос. На мой взгляд, будет необоснованным противопоставлять эти два транспортных маршрута. Они, скорее всего, являются кровеносными сосудами одной “евразийской” оболочки. Более того, они взаимодополняют и насыщают наше пространство, соединяя его различные уголки по меридианам и широтам. Если Транссиб соединяет Европу с Сибирью и Дальним Востоком, то Великий шелковый путь связывает ее с гигантским миром Юго-Восточной Азии и, прежде всего, с Китаем.

Философия Великого шелкового пути заключается не в создании какой-то альтернативной конкурирующей магистрали, а в духовном сближении наций и цивилизаций. Это, наверное, и есть проявление “духа евразийства”. И в этом ключе мы подходим к нашей внешней политике в русле доктрины Великого шелкового пути.

Я уверен в том, что у Европы для Азии и у Азии для Европы имеется столько богатств, и материальных и духовных, что для их взаимообменов понадобится не один и не два пути, не одна и не две магистрали. И Великий шелковый путь, и Транссиб внесут свою значимую лепту в коммуникационном общении народов. Так что и здесь не стоит придерживаться формулы: “или – или”. На те наши дела, о которых мы говорим, не должны влиять сомнительные и опасные концепции о якобы вечных и непреодолимых противостояниях “атлантизма” и континентального “евразийства”.

В заключение нашей беседы я хотел бы еще раз особо отметить высокое культурно-цивилизационное значение Великого шелкового пути и важность дипломатии – не одного Кыргызстана, конечно, но и его дипломатии непременно, – с возрождением этого Пути связанной. Полагаю, этот Великий путь – от берегов Китая до западных и южных берегов Европы, до Передней Азии и даже до Северной Африки – не только гигантская экономическая коммуникация, но еще и духовная идея, соединяющая Восток и Запад, опровергающая искусственные концепции локально замкнутых цивилизаций. По сути это и есть “евразийство” в нашем современном понимании. В условиях глобализации идеи гуманности, толерантности, интереса и уважения к тому, в чем народы и культуры не похожи друг на друга, и в развитии того, что роднит все современное человечество, получат могучий импульс, станут реально доминирующими.

Будем же видеть эту перспективу, работать над ее осуществлением.

– Большое спасибо Вам, господин Президент, за откровенную беседу. Ее публикация на страницах нашего журнала несомненно привлечет интерес читательской общественности. Мы от всей души желаем Вам новых свершений в Вашей благородной деятельности, благополучия и процветания братскому народу Кыргызстана.